March 6th, 2021

Про разочарования...

Мой муж разочарован в психотерапии.

В первый раз ему рекомендовали обратиться за психологической помощью после травмы. На второй встрече психотерапевт сказал ему, что все наши страдания за грехи. А на вопрос: «А как же страдания детей?» - ответил: «Это за грехи родителей!». Больше они не виделись.

Во второй раз он пошел уже с другим запросом по моей рекомендации к терапевту, в котором я была уверена. Сходил два раза и больше не пошел. «Мне показалось, что она во мне не заинтересована. Ей явно было не интересно. Она просто делала вид, что слушала.»

Но правда в том, что это именно он был не заинтересован. У него никогда не было личного запроса на психотерапию. Раньше он подозревал, что это какая-то ерунда. А теперь убежден. И для него это действительно ерунда.

Во время учебы мы много говорим о запросе. Насколько он важен, и как мы без него не работаем. Но мы никогда не говорим о том, что за запросом стоит один из САМЫХ главных факторов успешной терапии. Это ВЕРА в эту самую терапию. Или в терапевта на худой конец.

Вера в то, что мне нужна помощь.
В то, что именно этот терапевт мне может помочь.
И, наконец, что мне вообще можно помочь.

Вот что стоит за запросом. А вера, как известно, действительно спасает.

Психотерапевты со времен Фрейда бьются над тем, чтобы выявить и понять те самые терапевтические факторы. Или, иными словами, понять, что же вообще помогает? Этот открытый вопрос. И никакие исследования пока не могут поставить в нем точку.

Мне вспоминается история о том, как женщина, сменив семь терапевтов и не удержавшись дольше нескольких встреч, остается в терапии у восьмого. Что ее удержало? Запах духов терапевта. Такими духами пользовалась ее покойная мать.

Или другая история о женщине в симптомами ПТСР, которой помог терапевт на демонстрационной сессии за один раз, ничего в общем-то особенного не сделав. «Я знаю, почему вы смогли мне помочь. Потому что вы – тоже еврей!»

Что объединяет эти два случая? Вера. В то, что именно здесь я могу получить помощь. Здесь меня поймут.

Умение создавать атмосферу доверия и принятия – это один из наших ключевых навыков. Но не все здесь зависит от нас.

И, пожалуй, один из самых главных факторов – это наша собственная вера. В терапию. И в то, что мои умения и навыки, действительно кому-то нужны и приносят пользу. И тогда не нужно обещать несбыточного и гарантировать то, что от нас не зависит. Тогда можно быть правдивым и честным в том, что ты делаешь. И так же правдиво и честно доносить это.

Множество раз я с грустью слышала такие фразы, как:
«Я полтора года ходила на психоанализ – это было ужасно!»
«Я полгода ходил к терапевту все больше раздражаясь, пока, наконец, не спросил, почему он задает мне только одни вопросы. Оказалось – что это метод такой. Нарративная терапия.»
«Я пришел к терапевту, а он меня вообще не слушает, а только дает рекомендации и домашние задания.» А это было КБТ.

Студенты иногда спрашивают у меня, нужно ли клиенту на первой встрече объяснять, в каком подходе мы работаем, и что мы вообще будем делать? Я сама много лет этого не делала, следуя рекомендации - «по ходу разберетесь». Больше я ей не следую. И теперь всегда в начале терапии помогаю понять: что я могу, в каком подходе работаю, и как вижу вообще цели и смысл психотерапии. И параллельно рассказываю о том, что бывает по-другому. И важно найти того терапевта, с которым ваши цели, задачи и представления совпадают.

Кто-то после этого остается, а кто-то уходит. И вот с теми, кто остается, случается очень качественная, честная и жизнеизменяющая история. И так мне работать нравится больше)