February 13th, 2021

* * *

Я поворачиваюсь и вижу ноутбук щедро закрашенный гуашью. «Слава Богу, что не клавиатура» - проносится в голове.

Пытаюсь отмыть. Гуашь въедлива. Тру, и перед глазами проносится разбитая накануне новая пудра, вылитые в раковину уходовые средства, ванная комната измазанная медом… «Мам, ну купи мне робокара поли». И я начинаю кричать. О том, что я никогда не куплю ему рабокара поли. О том, что меня достало, что он портит мои вещи, и что он не понимает нормальных слов. О том, что не буду слушать его до тех пор, пока он не услышит меня. Я устала. Очень.

Ноутбук не оттирается. Через час должны прийти гости. Знакомая с дочкой. И у меня проносится перед глазами картина нашего вечера. Сын не в адеквате, будут конфликты, слезы, истерики. Он ведь обязательно это отыграет. Испорченный вечер для всех.

Варианта два: отменить встречу или… вернуть его в состояние «я такой, как надо», «со мной все в порядке», «мама любит меня».

Ты можешь это сделать для него. Ты должна. Но кто это сделает для меня? Кто?! Я озираюсь по сторонам, мысленно перебирая в голове телефонную книжку, и… никого не нахожу. Нет никого, кто может успокоить меня сейчас. Нет никого, кто должен. Я уже не ребенок…

Выдыхаю. Ложусь с ним рядом, обнимаю и делаю то, что могу. Связь восстанавливается. Маятник качнулся в другую сторону. Вечер спасен. А я?

Могу ли я протянуть руку помощи сама себе? Могу ли на нее опереться? Надежна ли она? Достаточно ли этой воображаемой руки. Заменит ли она реальную?.. Нет, не заменит. Но если выбирать между отчаянием и надеждой. Я выбираю надежду.

У моего ребенка нет другой мамы. А у меня нет другой меня. Есть только то, что есть.

P. S. Дорогие мои, ваши ответы меня немного удивили и порадовали) Многим из вас похоже удобна эта платформа, и я вас понимаю. Пока я осваиваю новые пространства, мои тексты будут жить здесь. А потом... я дам вам знать, если обоснуюсь где-то еще.

Collapse )